Как таджичка решает большие проблемы малых языков Таджикистана в Америке

Как таджичка решает большие проблемы малых языков Таджикистана в Америке Подробнее: https://news.tj/ru/news/life/person/20190620/kak-tadzhichka-reshaet-bolshie-problemi-malih-yazikov-tadzhikistana-v-amerike
Loading Likes...

Хусния Худжамёрова переехала в Нью-Йорк, когда ей был всего 21 год. За десять лет там она защитила магистерскую диссертацию в сфере детского образования, а также стала активным членом альянса вымирающих языков – девушка пытается спасти от исчезновения несколько вымирающих языков Таджикистана.

В интервью «АП» наша соотечественница рассказала, почему она посвятила этому делу свою жизнь, и каких результатов ей уже удалось добиться.

 


– Хусния, как вы попали в штаты?

– В Соединённые Штаты Америки я приехала сразу после окончания бакалавриата в Таджикском государственном институте языков, чтобы продолжить своё обучение. Получилось у меня всё удачно, я поступила в Бруклинский колледж Городского университета Нью-Йорка по специальности дошкольное образование с первой попытки, хотя было нелегко. Мне пришлось хорошенько поработать над собой, чтобы сдать  несколько тестов (TOFEL,  GRE) и достичь поставленных целей.


Я помню, как мне было сложно, поэтому стараюсь помогать на безвозмездной основе студентам, которые хотят поступать в колледжи и университеты Америки, предлагаю услуги по переводу для нуждающихся и стараюсь помогать тем, кто переживает трудные минуты вдалеке от своих семей и близких.

 


– Совсем недавно вы окончили магистратуру. Над какой темой работали?

– Верно, буквально на днях я получила диплом магистра наук в области образования в крупнейшем городском университете Соединённых Штатов – в городском Университете Нью-Йорка (City University of New York). Темой моей мастерской работы стало изучение влияния музыки на развитие детской речи и послеродовую депрессию у женщин.


В основном, я фокусировалась на колыбельных песнях, на разных языках – памирском, таджикском, русском, украинском. И хотя исследование было краткосрочным, результат оказался вполне определенным: чем чаще матери поют колыбельные, тем быстрее и лучше развивается речь у детей, да и самим мамочкам это полезно – напевая колыбельные, они быстрее выходят из послеродовой депрессии.

 

Из любителей в профессионалы


– Вы член альянса вымирающих языков. В частности, серьёзно занимаетесь изучением исчезающих языков Таджикистана. Как так вышло, что стали заниматься этим, проживая в штатах?

– Так получилось, что в 2011 году, по прибытию в США, меня познакомили с руководителем альянса вымирающих языков (ELA). Это некоммерческая организация, которая начала свою деятельность в Нью-Йорке в 2010 году. Альянс изучает проблемы исчезающих языков, а это порядка 70 языков мира. Проект памирских языков возглавляет доктор Даниэль Кауфман: его исследования и работы сосредоточены на детальном анализе структуры памирских языков, которые вот-вот будут опубликованы для общественности.


Доктор Кауфман предложил ассистировать ему в проведении лекционных занятий на тему вымирающих памирских языков, а именно Ваханского языка в Колумбийском Университете. Также он предложил мне присоединиться к его исследовательской команде, и я не отказалась. С тех пор мы работаем вместе. Я была польщена возможностью, предоставленной мне, и с интересом взялась за дело.


Я видела искренний интерес в глазах иностранных студентов-лингвистов к моему родному языку. Не знаю, почему они так заинтересованы этой направленностью? Возможно, потому, что они никогда не слышали о памирских языках и о Таджикистане вообще, а я с огромным интересом рассказывала снова и снова о нашей стране. Все это вдохновило меня глубже заняться исследованием. Только подумайте, каково это, живя в огромном мегаполисе, где переплетены сотни культур и языков, получить уникальную возможность поддерживать и изучать свой родной язык!

 


– Каких результатов вам удалось добиться на этом поприще?

– Поначалу это было скорее любительским делом, но со временем переросло в углубленное изучение проблем всех пяти памирских языков – шугнанского, рушанского, бартангского, ваханского и ишкашимского. Во время моих рабочих поездок на малую родину мне удалось собрать огромное количество ценного материала. Я проинтервьюировала старейшин общин, а также местных жителей, собрала ценный материал, который раньше не был представлен в книгах и исследованиях по этой тематике.


Например, с памирских общин, что проживают на территории Китая, в провинции Шинджан. Нам удалось проделать то, что до этого не удавалось практически ни одному международному лингвистическому проекту. Этим летом мы снова посетим Таджикистан, но на этот раз я сфокусируюсь на сказках памирских народов. Собранный материал позволит мне в дальнейшем выпустить сборник сказок на всех памирских языках.


Но горизонты моих исследований не ограничиваются только поездками на Памир. Пусть на расстоянии, но я веду работу и с памирцами из других уголков земли – из Афганистана, Пакистана и т.д.

Кстати, уникальность нашего проекта заключается еще и в том, что мы предоставляем результаты своей работы в видео форме в социальных сетях. Всю работу по редактированию видео, переводу и созданию титров делаю я сама. Многие исследования я также перевожу на английский язык.

 

Умрёт язык – исчезнет наша культура

– Хусния, в Америке много возможностей для развития. Почему вы решили посвятить свою жизнь именно изучению вымирающих языков Таджикистана?


– На это есть много причин. Во-первых, это наш родной язык, и на данный момент он находится в категории исчезающих. Следовательно, кто-то должен его спасти, и кто, если не мы? Это больше никому и не надо, во-первых, а во-вторых, мы, как носители языка, должны передать его в сохранности будущему поколению, нашим детям и внукам. В-третьих, если исчезает язык, следом исчезает культура, история и, в конце концов, идентичность народа. Из-за вымирания памирских языков последует исчезновение и нашей культуры.

 


– Сейчас вы окончили аспирантуру, а какие планы на будущее, остаться в Америке или вернуться на Родину?

– Однозначно я планирую продолжать свою исследовательскую деятельность, причем в обоих направлениях – как в области изучения вымирающих языков, так и в области детского образования. Скорее всего, я объединю их и сфокусируюсь на проблеме исчезающих языков посредством детского образования. Недавно я также начала работать над интересным проектом, который изучает влияние таджикского гахвора на развитие ребёнка. В рамках этого проекта мы планируем с группой исследователей несколько рабочих поездок в Таджикистан.

Конечно, я рассматриваю вариант, что могу вернуться на Родину в случае, если найду для себя интересный проект. Но, знаете, чтобы вносить вклад в развитие своей страны не обязательно пребывать на её территории, больших результатов можно достичь и будучи за пределами.

Источник

0 0 vote
Article Rating
Поделится
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments
Хиром
Хиром
6 месяцев назад

Почему говоря об ГБАО словом не напоменаете про Дарваз и Ванджских районах ? Разве они тоже не входят в эту территорию ?