Отец и сын Ионовы: защитники таджикской земли

Ионовы
Loading Likes...

Сейчас чаще только историки, занятые прошлым Таджикистана, помнят о тех русских военных, несколько поколений которых защищали независимость и территориальную целостность страны. Среди них – Михаил Ефремович и Владимир Михайлович Ионовы, пишет Азия-Плюс.

Созидание границы

Вторая половина XIX века ознаменовалась для Российской империи быстрым и обширным продвижением на юго-восток. В результате за три с небольшим десятилетия границы государства на юге престали быть «степными», а стали «горными», соприкоснувшись с Китаем, Британской Индией и её послушными союзниками – Афганистаном и Персией. Для Российского государства прекратились набеги кочевников на его границы, захват в рабство крестьян и рыбаков на Каспии, грабежи караванов.

В 1876 году вследствие внутренних раздоров в борьбе за престол исчезло Кокандское ханство, и на его месте появилась Ферганская область Туркестанского генерал-губернаторства. Обширные границы этого ханства в последние годы его существования охватывали и территорию Восточного Памира, и часть Горного Бадахшана. Однако из-за удалённости этой местности от административного центра – Ферганы, на пустынных пастбищах Мургаба и Ранг-Куля, равно, как и в ущельях Вахана, Ишкашима и Горана, не было русской администрации; то есть юридическая принадлежность не подтверждалась фактическим управлением.

Этим не замедлили воспользоваться соседи: на Восточном Памире появились крепости Циньской Империи Китая, и были назначены амбани (старейшины) для сбора налогов с кочевавших здесь киргизов. А Горный Бадахшан по наущению Великобритании был захвачен Афганистаном. В отношении таджиков-памирцев начался натуральный геноцид: увод и продажа в гаремы мальчиков и девочек, пытки, грабежи населения, истребление целых кишлаков за неуплату налогов. Одним словом, соседние державы прибрали к рукам, то что «плохо лежало»…

Подобные действия, наконец, вынудили русские власти определиться с административным устройством территории. В 1891 году на Восточный Памир из Ферганы был отправлен небольшой отряд войск, который обозначил перед китайцами и афганцами его принадлежность России.

В 1892 году сюда был направлен специальный Памирский отряд, командиром которого был назначен полковник Михаил Ефремович Ионов.

В документах тех лет написано, что отряд состоял из трёх казачьих сотен 6-го Оренбургского полка, одной батареи, четырёх орудий, пятидесяти трёх офицеров, девятисот шести чинов и пятисот восьмидесяти восьми строевых, верховых и подъёмных казачьих лошадей.

12 июля 1892 года в районе оз. Ранг-Куль Ионов с небольшой группой разведки наткнулся на афганский пост. На требование покинуть оккупированную территорию, афганцы ответили ожесточенной атакой, которая, однако, закончилась для них печально: как значится в отчётах, «казаки взяли их в шашки»: афганцы бежали, оставив на поле боя двенадцать убитых.

После этого столкновения афганцы уже не появлялись на Памире, решались лишь на отдельные рейды на восточный берег р.Пяндж, скорее похожие на разбойничьи нападения.

После того, как отряд совершил первый рейд по всей территории Памира, в результате которого были выдворены китайские и афганские войска,  в урочище Шаджан на Восточном Памире был оставлен на зимовку русский  гарнизон. Вплоть до вывода Группы погранвойск России из ГБАО в 2002 году пограничники Мургабского отряда считали этот год — годом рождения своей части.

 

Винтовка и кисть художника

Свой нелёгкий путь по земле Таджикистана  прошёл и старший сын Михаила Ефремовича Ионова – Владимир.

В 1898 году он окончил в Ташкенте 2-й Оренбургский кадетский корпус (это был филиал знаменитого Оренбургского Неплюевского военного училища, созданного в 1825 году для подготовки офицеров казачьих войск, а также местных вспомогательных войск из народов Южного Урала), стал офицером и отправился служить в Туркестанскую конно-горную бригаду.

С началом Первой мировой войны Владимир Ионов ушёл на фронт. Он был награждён многими орденами, в том числе Георгиевским крестом и Георгиевским (именным) оружием за храбрость.

После Февральской революции 1917 года «нижние чины» единогласно избирают его  командиром части – событие в те бурные дни весьма редкое.

Когда он, демобилизовавшись, выезжает домой  в Самарканд, где жила тогда его семья, решением полкового комитета с ним направляются в качестве сопровождения пятеро солдат, чтобы оградить любимого командира от возможных эксцессов, как бывшего царского офицера.

Однако сменить профессию, которой отдал более двадцати лет, нелегко: с сентября 1919 года Владимир Ионов – на службе в Красной Армии, он командует артиллерией Закаспийского фронта, участвует в освобождении от белогвардейцев и английских интервентов г.Красноводска (ныне г.Туркменбаши). За личную отвагу и умелое руководство в боях за город его наградили орденом Боевого Красного Знамени, который ему лично вручил Михаил Фрунзе.

В начале 1920 года Ионов, прекрасно знавший условия боевых действий в горных условиях Средней Азии, докладывает Фрунзе о необходимости формирования специальной конно-горной артиллерии, способной вьючным порядком передвигаться вместе с войсками практически повсюду и вовремя эффективно поддерживать их огнем.

Его предложение было принято, и 28 августа 1920 года дивизион Владимира Ионова сдал свой боевой экзамен в боях за перевал Тахта-Карача.

В сентябре 1920 года в Восточную Бухару бежал бывший эмир Алимхан. Для его преследования Туркестанским фронтом был создан специальный Гиссарский экспедиционный отряд, в составе которого оказался и Ионов. Преодолевая обледенелые горные перевалы и заснеженные ущелья, в условиях суровой зимы, красноармейцы начали наступление в направлении Байсун-Денау-Гиссар-Душанбе. 15 марта 1921 года был освобождён Денау, 20 февраля – Каратаг и Гиссар, 21 февраля – Душанбе. 15 марта, после занятия кавалерийскими частями Красной Армии г.Куляба, эмир, бросив гарем и часть обоза, с группой приближённых бежал через переправу Чубек в Афганистан.

В период командования отрядом ярко проявились способности Ионова, как крупного военачальника. Все проводимые им операции неизменно заканчивались успехом с минимальными потерями.

Владимир Ионов был человеком большой личной отваги. После неудачных попыток 2-го кавалерийского полка сбросить басмачей с перевала Камчирак, 21 мая 1921 года он лично повел спешенные эскадроны на его штурм. Бой закончился полным разгромом отряда басмачей, но на этот раз победа досталась дорогой ценой. Ионов был тяжело ранен, потерял левую руку. За успешное командование Гиссарским экспедиционным отрядом и героизм он был награждён вторым орденом Боевого Красного Знамени.

В июне 1922 года Владимир Ионов уволился из рядов Красной Армии, но не порвал связей с военным миром. Будучи членом Среднеазиатского военного научного общества, он систематически читал для командиров Красной Армии лекции о тактике горной войны.

Последние годы жизни Владимира Михайловича были тяжёлыми. Накануне войны, и в её годы, о беспокойном и смелом энтузиасте, теперь уже престарелом, попросту забыли. В 1944 году он заболел бруцеллезом и в январе 1946 года скончался.

До настоящего времени на огромном камне на берегу озера Искандеркуль об усилиях неутомимого исследователя осталась лишь надпись: «В.М.Ионов. 25.11.1929 год».

Поделится

Оставить комментарий

Войти с помощью: 
avatar
  Подписаться  
Уведомление о