Политика уничтожения языков

Loading Likes...

Распад Советского Союза в 1991 г. считается одним из значительных событий прошлого века. Политические процессы во всём СССР имели во многом общую природу и общие особенности, в частности, на повестку дня выдвинулись проблемы национального самоопределения, появились и активизировались многочисленные националистические движения, которые требовали пересмотра статусов отдельных этнических групп, их языка и, в итоге, возник «парад суверенитетов», который так или иначе охватил все союзные республики, автономные республики и области. При всём сходстве и единой основе такого рода кризисов и потрясений в каждой отдельной республике или в каждом регионе они имели свою специфику, развивались по своей особой логике под воздействием множества местных причин и факторов. 

Происходящие перемены затронули и памирские народы, населяющие Горно-Бадахшанскую автономную область (ГБАО) Таджикистана, который пережил собственный процесс формирования национального 
движения на рубеже 1980-1990-х годов. Этот случай имеет множество специфических черт. Во-первых, население ГБАО включает в себя множество небольших этнических сообществ, говорящих в быту на своих 

особых языках и имеющих некоторые культурные особенности: бартангцев, ваханцев, ишкашимцев, рушанцев, шугнанцев и др. Во-вторых, большинство этих групп исповедуют исмаилизм – одно из шиитских течений ислама, что существенно отличает их от остального населения Таджикистана, хотя и исповедующего ислам, но относящегося к другой его ветви – суннизму, с большими различиями в ритуальной практике и догматике. 
В-третьих, несмотря на религиозные, культурные и языковые отличия от таджиков, население ГБАО было официально записано «таджиками» и рассматривалось как «этнографические группы» в составе 
таджикской нации, местные языки не имели официального статуса, а многие выходцы из ГБАО действительно легко ассимилировались в таджикскую среду и считали себя «таджиками». Все указанные обстоятельства имели следствием тот факт, что национальное движение в ГБАО так и не оформилось окончательно, оно всегда имело неполный, противоречивый характер и сложную внутреннюю структуру. 

В настоящей статье мы подробно остановимся лишь на одном аспекте процесса формирования национального движения в ГБАО – проблеме политического статуса языков. 
На Западном Памире, как и во многих других малодоступных горных регионах с изолированными анклавами населения, сложилось и сохранилось множество локальных языков и диалектов. Считается, что все они восходят к древним восточноиранским языкам, которые существовали в Средней Азии еще в начале I тыс. д. н.э. 
Восточноиранские языки на Памире продолжали изменяться и формироваться в отдельные языковые подгруппы. Сегодня, согласно общепринятой классификации, в памирскую группу входят шугнанский, баджувский, шахдаринский, рушанский, хуфский, бартангский, рошорвский и сарыкольский языки и диалекты, относящиеся к шугнано-рушанской языковой подгруппе, а также отдельные ваханский, ишкашимский и близкий к нему сангличский языки, язгулямский, вымершие ванджский и зебакский языки, последний был распространён на левом берегу р. Пяндж, на Афганском Памире . 

Исторически все эти языки, хотя и регионально изолированные, всё же взаимодействовали друг с другом и оказывали влияние на культуру памирцев в целом. Так, фарси (таджикский язык) уже со времени активного распространения исмаилизма в XI-XII вв. играл важную роль в религиозной культуре, превратившись в литературный язык, на котором говорили исмаилитское духовенство и местная родовая знать, он выполнял 
функцию языка межэтнического общения.

Миграционный процесс тоже сыграл определённую роль: часть населения была вынуждена уходить на заработки в сопредельные регионы, где фарси был основным языком общения; возвращаясь домой, трудовые мигранты знали этот язык. Влияние фарси усилилось в XIX в., когда Западный Памир оказался под сильным политическим давлением Бухарского эмирата. Бытование персидского (таджикского) языка среди памирских народов, соседство с таджиками, воздействие последних на 
экономическую и культурную жизнь привело к тому, что в конце XIX в. ванджцы полностью потеряли свой родной старованджский язык и перешли на таджикский язык. 
В начале 1930-х гг. встал вопрос о создании для памирских языков отдельной письменности на латинской графике. Шугнанский язык, как наиболее распространенный среди памирских языков, получил статус 
письменного и литературного языка [. В 1923-1938 гг. на нём в Ленинграде, Ташкенте и Сталинабаде (Душанбе) было издано в общей сложности около 20 книг различного характера и назначения. Однако в середине 1930-х гг. национальная политика СССР претерпела существенные изменения: был взят курс на ускоренное укрепление титульных наций и слияние с ними мелких групп и народностей. В рамках этих изменений в национальной политике СССР были свёрнуты все проекты по развитию языков памирцев. Таджикский язык стал единственным официальным языком, его использовали в делопроизводстве, в печати, на радио и телевидении, изучали в школах. 

В целом, языковая политика в Таджикской ССР, как отмечал ученый-лингвист Р. Х. Додихудоев, была направлена на уничтожение памирских языков и нарушала одно из основных прав человека – право обучаться на 
родном языке. В качестве яркого примера этой политики может послужить факт уничтожения в 1972 г. всех книг на шугнанском языке в фондах государственной публичной библиотеки им. Фирдоуси в Душанбе . 
Но, несмотря на ограничения, памирские народы сумели сохранить свои родные языки и широко использовали их в своей повседневной жизни.
Муниршо Мулломамадович Худоеров

0 0 vote
Article Rating
Поделится
Войти с помощью: 
Подписаться
Уведомление о
guest
4 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments
Назар
1 год назад

Как гласить Мексиканский пословица; Сколько бы не зарыли нас в землю… Мы как семена вырастим в другом месте!

Ландаур
Ландаур
1 год назад

не помещало бы повторно опубликовать статью Киргизбека Канунова “Кому режут слух памирские языки, и кто мешает реализации закона о государственном языке?”, очень актуальная статья